Название и определение Реформации

Как имя, так и определение, которое дается Реформации, в какой-то мере обусловлены мировоззрением историка. Некоторые католические историки смотрят на нее как на восстание протестантов против вселенской Церкви. Протестантские историки рассматривают ее как реформацию, преобразования, которые привели религиозную жизнь в соответствие с Новым заветом. Мирской же историк думает о ней скорее как о революционном движении.

Если человек рассматривает Реформацию лишь с точки зрения политики или церковного управления, то ее нужно считать восстанием против авторитета Церкви в Риме и ее главы – папы римского. Хотя мы таким образом допускаем, что Реформация имела революционный характер, из этого не обязательно следует, что истинная Церковь была ограничена Римом. Реформаторы и многие их предшественники безуспешно пытались внести изменения в средневековую Римскую Церковь изнутри, но были вынуждены покинуть старую католическую цивилизацию из-за своих взглядов. В католичество, однако, обновление и реформация пришли позже.

Более известный термин «протестантская Реформация» был освящен временем, и, поскольку Реформация была попыткой вернуться к былой чистоте христианства Нового завета, есть все основания использовать этот термин при описании религиозного движения между 1527 и 1545 годами. Реформаторы пытались развить богословие, которое бы полностью соответствовало Новому завету, и считали недопустимым такое положение, когда вместо Библии конечным авторитетом считалась Церковь.

Многие протестанты забывают, что Реформация ускорила (частично в виде реакции против протестантских завоеваний) преобразования внутри Римской католической Церкви. Это реформаторское движение, которое развивалось в Римской католической Церкви с 1545 по 1563 год, известно как контрреформация или католическая реформация.

Большей частью Реформация ограничивалась Западной Европой и немецким средним классом. Ни Восточная церковь, ни латино язычные народы старой Римской империи не признали Реформацию. В этих районах средневековые идеалы единства и однообразия все еще продолжали существовать, но в Северной и Западной Европе немецкие народы двигались от них к разнообразию протестантизма.

Определение термина «Реформация» – нелегкое дело. Если человек рассматривает Реформацию просто как причину создания национальных церквей, то это будет религиозное движение в период с 1517 по 1648 год. Поскольку лишь Голландия приняла Реформацию после Тридентского собора, кажется вполне обоснованным ограничить Реформацию 1517 и 1545 годами. Реформация определяется нами как движение за религиозные реформы, которое привело к созданию протестантских национальных церквей между 1517 и 1545 годами. Следовательно, католическая реформация может быть определена как движение религиозной реформы в Римской католической Церкви между 1545 и 1563 годами, которое стабилизировало и укрепило Церковь после тяжелых потерь от ударов протестантизма и способствовало широкому движению благовестия католической Церкви в XVI веке, в результате которого Церкви были созданы в Центральной и Южной Америке, Квебеке, Индокитае и на Филиппинах.



Генезис Реформации

3.1. Интерпретация Реформации

Взгляд человека на историю влияет на его отношение к Реформации и на истолкование ее причин. Акцент на тот или иной фактор в истории ставится в зависимости от того, к какой школе исторической интерпретации относится историк.

Протестантские историки (Шафф, Гримм и Бэйнтон) интерпретируют Реформацию в основном как религиозное движение, которое пыталось восстановить чистоту раннего христианства, отраженного в Новом завете. Эта интерпретация склонна игнорировать экономические, политические и интеллектуальные факторы, которые привели к Реформации. В соответствии с этой интерпретацией провиденция является первичным фактором, который возвышается над всеми остальными.

Римские католические историки интерпретируют Реформацию как ересь, внесенную Мартином Лютером из низких побуждений (например, из желания вступить в брак). Протестантизм рассматривается как еретический раскол, который разрушил богословское и церковное единство средневековой Римской Церкви. Действительно, с точки зрения католиков, Лютер был еретиком и стал раскольником, но с этой точки зрения историкам обычно не удается увидеть, насколько далеко средневековая Церковь отдалилась от идеалов Нового завета. Католическая реформация сама по себе была признанием того, что не все в порядке в средневековой Церкви.



Мирские историки больше внимания придают второстепенным факторам в своем истолковании Реформации. Вольтер является хорошим примером рационалистической интерпретации этого движения. Для него Реформация была не более чем следствием монашеских споров в Саксонии, а религиозная Реформация в Англии была результатом любовных похождений Генриха VIII. Действительно, монахи-августинцы не соглашались с доминиканцами по вопросу об индульгенциях, и любовь Генриха VIII к Анне Болейн сделала ранний период Реформации в Англии делом политическим, но этот тип толкования игнорирует многие другие важные факторы, такие, как религиозная сущность Реформации в Англии в правление Эдварда VI – сына Генриха VIII.

Историки, которые принимают марксистскую концепцию экономического детерминизма, могут интерпретировать Реформацию лишь с точки зрения экономики. Реформация рассматривается как результат попытки папства подчинить Германию экономически ради своего материального благополучия. Политические историки рассматривают Реформацию как результат выступления национальных государств против интернациональной Церкви. Для них Реформация – просто политическое событие, которое обусловлено появлением национальных государств.

Хотя во всех этих толкованиях присутствует элемент истины, человек, изучающий их, заметит, что они делают упор большей частью на второстепенных причинах, а очень часто лишь на одной конкретной второстепенной причине. Причины Реформации были не просты и единичны, а сложны и многогранны. Реформация была не только причиной, но и следствием. Многие причины имели свои корни в веках, предшествующих Реформации, когда Рим противился какой бы то ни было внутренней реформе и игнорировал возникающие течения внешней оппозиции, которой предстояло причинить Риму так много хлопот. Творческие личности таких деятелей Реформации, как Лютер и Кальвин, определяли направление, в котором двигалась Реформация. Лидеры протестантской Реформации обычно были выходцами из среднего класса, тогда как в католической реформации они происходили из аристократии. По этим причинам интерпретация Реформации в данной работе является синтезом, и первостепенная роль придается религии, хотя в то же самое время не игнорируются второстепенные политические, экономические, моральные и интеллектуальные факторы.

3.2. Причины Реформации

1. Политический фактор можно считать одной из важных косвенных причин Реформации. Новые централизованные национальные государства на северо-западе Европы выступали против концепции универсальной церкви, которая провозглашала свою юрисдикцию над национальным государством и его могущественным правителем. Идеал такой универсальной Церкви приходил в противоречие с возникающим национальным сознанием среднего класса в этих новых государствах.

Эта основная политическая проблема была усложнена конкретными особенностями. Надо заметить, что нации, которые приняли протестантизм в эпоху Реформации, находились вне орбиты старой Римской империи и что могущественные средние классы обладали отличным от латинских наций культурным мировоззрением. Некоторые даже рассматривают Реформацию как восстание северных немецких народов против латинских наций с их средиземноморской культурой и концепцией международной организации, которые были унаследованы от старой Римской империи. Правители этих национальных государств противились юрисдикции папы римского на своей территории. Эта юрисдикция была очень часто светской, а не только духовной, поскольку Римская Церковь являлась крупным землевладельцем Европы. Церковное землевладение создало разделение подчиненности внутри государства, и такие деспотические правители, как английские Тюдоры, этому противились. Назначения на важные позиции в Римской Церкви делались иностранцем – папой римским. Духовенство не могло привлекаться в гражданские суды, оно судилось в церковных судах, а не королевских, причем после этих судов можно было обращаться с жалобами в папский суд. Тяжелые церковные налоги также возбуждали вражду народа и его правителей к Риму. Национальный правитель и его гражданские чиновники находились в противоречии с интернациональной религиозной иерархией Римской Церкви. Генрих VIII не сошелся с Церковью в Риме по вопросу о том, является королевский развод международным делом, которое решает папа римский, или национальной проблемой, которую может разрешить национальное духовенство.

2. В последнее время все больше внимания уделяется экономическим причинам – мотивирующему фактору человеческой деятельности, и его нельзя сбрасывать со счетов церковного историка, даже если он не принимает материалистическую интерпретацию Маркса или экономических детерминистов. На земли, находившиеся во владении Римской Церкви в Западной Европе, алчно смотрели национальные властители, дворянство и средний класс новых национальных государств. Правители не хотели терять деньги, которые уходили в Рим. Более того, на духовенство не распространялась система налогообложения национальных государств. Папская попытка выкачать больше денег из Германии в XVI веке получила отпор в лице нарождающегося среднего класса таких государств, как Саксония. Перекачка денег их государства в Рим осложнилась инфляцией и повышением стоимости жизни. Инфляция началась в результате того, что Испания получила громадные деньги из-за эксплуатации своих владений и подданных в Новом Свете. Эти деньги Испания вливала в экономику Европы. Кроме того, Лютер считал злоупотреблением систему индульгенций, которая использовалась как способ переправить богатства из Германии в папство.

3. Интеллектуальный фактор Реформации заключался в том, что люди с пробужденным рассудком и мирским мировоззрением становились критически настроенными к религиозной жизни их времени в лице католической Церкви. По мере того как рос средний класс, он стал выступать против концепции единства средневекового общества, которое подчиняло индивидуума власти. Эта тенденция индивидуализма была усилена возникновением абсолютистских национальных государств, в которых интересы международной Римской католической Церкви заняли второе место по отношению к интересам государства, правителя и его верных союзников – предпринимателей среднего класса. Гуманизм Возрождения, особенно в Италии, источал мирской дух, сходный с тем, который был присущ классической Греции. Даже папы римские в эпоху Ренессанса усваивали интеллектуальный мирской подход к жизни. Этот дух и подход вырос из желания ученых вернуться назад к истокам интеллектуального прошлого человека. Сравнение качеств единого иерархического общества того времени, интеллектуально свободного и по-гречески обмирщенного, с принципом свободы личности, который дан в Писаниях, заставило людей скептически отнестись к требованиям Римской Церкви и ее руководителей. Люди расширяли свой интеллектуальный горизонт и начинали интересоваться мирской, а не религиозной жизнью.

4. Моральный фактор Реформации был очень тесно связан с интеллектуальным. Ученые-гуманисты, которые могли читать Новый завет на греческом языке, четко видели противоречие между Церковью, описываемой в Новом завете, и католической Церковью их времени. Коррупция охватила все слои иерархии Римской Церкви. Заинтересованное в своей выгоде духовенство очень часто покупало и продавало должности. Очень многие служители имели синекуры, то есть находились в положении, когда они получали деньги, не исполняя никакого служения, обычно связанного с их должностью. Некоторые занимали несколько положений сразу, как, например, Альберт из Майнца (против его ставленника, Тетцеля, энергично выступал Лютер в Саксонии). В церковных судах покупалась и продавалась справедливость. За деньги человек мог получить диспенсацию, которая позволяла ему, например, жениться на близкой родственнице, даже если это запрещал канонический закон. Многие священники открыто грешили или содержали наложниц. Верующие в диоцезах пренебрегались епископами, которые редко проверяли, как заботится подчиненное им духовенство о своей пастве. Многие служители из приходского духовенства в результате переставали проповедовать и посещать людей, довольствуясь совершением одной лишь обедни, провозглашенной магическим обрядом, который может излить благодать на человека. Коллекционирование кусочков креста и мощей святых вошло в моду. Считалось, что один лишь взгляд на 5005 остатков Фридриха Саксонского сократит время пребывания в чистилище на два миллиона лет. Люди уставали от бесконечных требований денег со стороны главы церкви, не исполнявшей тех обязанностей, которые с ней ассоциировались.

5. Изменения, происходившие в социальной структуре, ускоряли разочарование средневекового человека в Римской Церкви. Возникновение городов и процветающего в них среднего класса создало новый дух индивидуализма. Новая денежная экономика освободила людей от земли как главного средства существования. Бюргеры среднего класса были не так сговорчивы, как их феодальные предшественники, и даже ремесленники городов и рабочие сельского хозяйства начинали понимать, что не все в порядке с социальным устройством, в котором их угнетают люди, находящиеся выше в обществе. Социальное неудовольствие и требования реформы было определенным социальным фактором Реформации.

6. За неспособностью Римской Церкви удовлетворять истинные потребности людей скрывался богословский или философский фактор Реформации. Некоторые настолько преувеличивали этот фактор, что начинали смотреть на Реформацию лишь с точки зрения борьбы между богословием Фомы Аквинского и Августина. Действительно, средневековая церковь приняла философию Фомы Аквинского. Она делала упор на то, что воля человека не является полностью разложившейся. Через веру и благодать в таинствах, совершаемых духовенством, человек мог достичь спасения. Августин же полагал, что воля человека разложилась и он не может ничего сделать сам для своего спасения. Бог распространяет благодать на человека, чтобы оживить его волю и чтобы человек мог верой получить спасение, которое Христос предоставил ему. Однако внимательное изучение сочинений реформаторов обнаружит, что они обратились от Библии к Августину для того, чтобы найти поддержку в его влиятельном авторитете, но разработали учение об оправдании верой не при изучении его сочинений. Эту глубокую истину они нашли лишь в Писаниях. Желание реформаторов вернуться назад к классическому источнику христианской веры – Библии – также было богословской причиной Реформации, попыткой одержать верх над претензиями томизма на то, что спасение – это дело благодати, получаемой лишь через таинства, совершаемые священством.

7. Когда люди сталкиваются с плохими условиями жизни, их крайнее неудовлетворение обычно находит выражение в идеях какого-либо великого вождя, излагающего для людей их проблемы. Отказ средневековой католической Церкви начать реформы (а она в общем-то и не могла себя реформировать) открыл путь человеку, который воплотил стремление к реформам и желание покончить с беспорядками, и которого можно было использовать, чтобы осуществить революционные изменения. Дух Реформации воплотился в Мартине Лютере, провозгласившем право каждого обращаться прямо к Богу через Христа, право, которое отражено в Писаниях.

Явные злоупотребления системой индульгенций в Германии были прямой причиной Реформации в этой стране. Архиепископ Альбрехт (1490–1545), принц дома Гогенцоллернов, который уже управлял двумя провинциями Римской Церкви, бросал завистливые взгляды на свободное место архиепископа в Майнце в 1514 году. Поскольку Альбрехту было всего 23 года, а к тому же канонический закон запрещал одному человеку занимать более одной должности, он должен был платить папе Льву X за диспенсацию, которая позволила бы занять две должности. К счастью для него, желание стать архиепископом в Майнце и нужда Льва X в деньгах для постройки сохранившегося до настоящего времени собора святого Петра в Риме совпали. Альбрехт должен был получить разрешение стать архиепископом в Майнце, если он заплатит папе намного больше, чем обычная выплата за эту должность. Рим предполагал, что Альбрехт сможет занять деньги у процветающей семьи банкиров Фуггеров в Аугсбурге. Папская булла, узаконившая продажу индульгенций в Саксонии, была дарована в качестве гарантии того, что Альбрехт выплатит занятую сумму денег Фуггерам. Лев получал половину денег, а другая половина шла на выплату Фуггерам.

Индульгенции увязывались с таинством покаяния. После того как человек покаялся в своем грехе, он должен был получить прощение у священника при условии, что грех искуплен. Полагали, что тяжесть греха и вечное наказание за грех прощаются Богом, но что существовало и светское искупление, которое кающийся грешник должен совершить либо в своей жизни, либо в чистилище. Этим искуплением могло быть или паломничество к святыням, или выплата денег церкви, или какое-либо благое деяние. Индульгенция была документом, который можно было купить за деньги и который освобождал человека от земного наказания за грех. Полагалось, что Христос и святые достигли такой праведности во время земной жизни, что их сверхдолжные заслуги, запасенные в небесных сокровищницах, могут распространяться папой на живущих верующих. Этот взгляд был впервые сформулирован Александром Галесом в XIII веке. Климент VI объявил его догмой в 1343 году, а поздняя папская булла Сикста IV в 1476 году распространила эту привилегию на души, находящиеся в чистилище при условии, что их живые родственники приобретут индульгенции вместо них.

Именно эта система выкачивания денег так бесстыдно использовалась в папской булле, относившейся к Альбрехту. Главным агентом Альбрехта стал доминиканский монах Иоганн Тетцель, которому платили примерно тысячу сто долларов в месяц и оплачивали его расходы по продаже индульгенций. С ним и другими торговцами индульгенциями передвигался агент семейства Фуггера, который проверял, чтобы половина денег, выплаченных за каждую индульгенцию, отдавалась в банк на погашение займа Альбрехта. Тетцель стремился к успеху, используя принудительные методы продажи, и обещал освобождение от земного наказания за самые страшные из грехов, если только грешник купит индульгенцию. Стоимость индульгенции зависела от состояния и социального положения грешника. Индульгенция бесплатно раздавалась нищим, но король мог заплатить за свою индульгенцию более 300 долларов. Именно известный протест Лютера в виде 95 тезисов против злоупотребления системой индульгенции ускорил ход событий, которые привели к Реформации в Германии. Из Германии Реформация распространилась на всю Северную и Западную Европу.

Реформация не была изолированным событием. Она была тесно связана с Ренессансом и другими движениями, которые привели к началу Нового времени в XVI веке. Ее взаимосвязь с Ренессансом и католической реформацией можно более ясно проследить по простой диаграмме.


ne-dumaj-o-dobre-ne-dumaj-o-zle.html
ne-dumayu-chto-eto-okazhetsya-poleznim-v-dannij-moment-ti-ne-sposobna-na-razgovor.html
    PR.RU™